Наш полк

Койчуренко Дмитрий Григорьевич

14 квітня 2015 14:2
Койчуренко Дмитрий Григорьевич

Родился 7.11.1919 в г.Шишаки (Полтавщина). Войну встретил в 4 часа утра 22.06.1941 командиром пулеметной роты во Львовской обл. В ноябре 41 воевал на Южном фронте под Ростовом-на-Дону, где был ранен. В феврале 42 получил второе ранение на Крымском фронте. Уже в августе 42 оказался на Закавказском фронте, где в возрасте 23 лет стал начальником штаба артиллерии. В августе 43 принимал участие в обороне Днепра, принимал участие в боях за освобождение Румынии, Чехословакии, Венгрии, Молдавии. Воевал и в Японии.

Ордена - Боевого Красного Знамени Александра Невского, Отечественной Войны 1 ст (2 раза), Красной Звезды (2 раза), Богдана Хмельницкого. Медали - За боевые заслуги, За победу над Германией, За победу над Японией, За оборону Кавказа, За оборону Киева.

После войны продолжал службу в артиллерийских военных частях. В 70-ом в возрасте 51 г. ушел в отставку. Умер 24.02.2006.

В памяти моей семьи навсегда остался добрым отзывчивым человеком, в котором чувствовалась военная выдержка, какая-то истинно-военная честная, иногда жестковатая, прямолинейность. Он жил идеалами, непонятными нам, но только сейчас можно их оценить. Например, он недолго выступал в школах, но и создавал там какие-то отряды по озеленению Дарницы, высаживал с детьми деревья и обязательно ставил таблички с именами детей, класс, школа, дата. Только люди, прошедшие войну, могут так смотреть на своих правнуков и ценить не только жизнь сегодня но и будущее. Недавно нашел небольшой очерк про своего деда - лучше я его не опишу...

Чехословакия город Галич (на словацко моравской границе). 11 апреля 1945 года. Среда. В небольшой уютной комнате тихо и прохладно. Горит свеча. Всего два часа назад приехала сюда штабная батарея. Командир батареи ушел дежурить в оперативный отдел. Два дня жил в 13 километрах отсюда в селении Гбели. Большое село, которое больше похоже на маленький городок. Долина реки Моравы довольно живописна. Широкие поля пересекаются каналами. Довольно много холмов, лесов. За рекой в Моравии немцы. Вчера вечером был у командира полка гвардии майора Койчуренко и майора Охлопкова. Койчуренко находился вечером в барской усадьбе «Цунин» и я поехал туда. На вечерней заре проселочной полевой дорогой ехать вдоль опушки соснового леса было приятно. Что то напоминало Россию и родные волжские пейзажи. Большой барский дом на опушке соснового леса в трех километрах от Моравы был полон военных. Штаб 307 стрелкового полка, штаб 247 артиллерийского полка и еще кто то уж не знаю кто. Большой двор, каменные пристройки и сараи были наполнены солдатами, бричками и кухнями. Вначале когда я пришел в большой зале с окнами в романском стиле и роялем в углу был майор Охлопков и подполковник Хасанов первый был основательно выпивши. Я прочитал ему небольшой, но яркий очерк, написанный мной о гибели капитана Величко. Затем подвальную статью для полтавской областной газеты о боевой деятельности фронтовиков полтавчан. Д.Г.Койчуренко, Виктора Ивановича Василенко, Федора Белых, Николая Пасичник, и Бакулей. Вскоре майор Охлопков и подполковник Хасанов ушли, и мы остались с пришедшим в комнату Койчуренко. Я хорошо знаю этого боевого офицера фронтовика с августа 1942 года, но вчера я почти не узнал его. Раньше он был жизнерадостным человеком. Острый украинский юмор сыпался вовсю. И теперь как всегда он был сосредоточен и серьезен. Внимательно слушал меня сидя в вольтеровском кресле у окна. Потухала вечерняя заря. На фоне огромного окна с разбитыми стеклами Дмитрий Григорьевич с телефонной трубкой возле уха сидел молчаливый и слушал меня. Порой он отдавал приказания в телефон отрывисто и резко…. Кого то бранил, потом, не бросая трубку, снова беседовал со мной. Видно было, что потери последних недель и дней сказались на нем и надломили его душевное равновесие. Погибло много… И самые лучшие русские люди верные друзья и прекрасные воины. Почти никого не осталось старых с кем я делил радость и горе лишения и бранные подвиги на полях Кавказа, Кубани и Украины. Все они эти лучшие русские люди легли костьми в чужих полях вдали от России могилы их разбросаны от Румынии до Моравии в долинах Дуная, Тиссы, под Эгром в низинах Карпат и под Моравией. Видно было, что этот дорогой для меня человек устал от бессонных ночей на переднем крае от шквалов артиллерийского огня… Казалось на минуту, что ему хотелось отдохнуть. Но нет! Он встрепенулся, и прежний энергический образ Койчуренко волевой и умный офицер снова предстал передо мной! Если он погибнет это будет тяжелая и страшная потеря для армии для полка для друзей. Слышал что он представлен к присвоению на звание Героя Советского Союза. Он достоин этого и должен им быть. Говорили долго обо всем. Какой контраст этот мужественный и честный офицер по сравнению с такими ничтожными и подлыми трусливыми тварями как Фарберг! А ведь будет, так что Фарберг этот «Иерусалимский казак» после войны будет жить и бахвалиться, что он был фронтовик! Такие же честные и отважные воины как Койчуренко погибли уже миллионами! Взят Кенигсберг. Почти очищена Вена. На западе американские и английские войска окружили Ганновер, взяли Берлин Брауншвейг. А эти подлые ****и немецкие выблядки все еще упорно сопротивляются! Когда же этому будет конец?! Скоро ли победа? Когда путник на утренней заре весной, взяв посох, отправляется в далекий и трудный путь, он не думает о конце дороги. Он знает, что путь далек и силы у него свежи. Но вот он прошел пятьдесят верст. Солнце склонилось к западу, и село, куда он идет, виднеется уже за холмом. Но путник устал, оставшаяся верста тяжела. Ноги натружены. Как тяжела и бесконечна эта последняя верста! Так и с нами путниками по дорогам войны!

Проект розпочато телеканалом "Інтер" у березні 2014 року. Партнери проекту: