КОГДА ПРИШЛА ВОЙНА…

22 июня 2020 9:49
КОГДА ПРИШЛА ВОЙНА…

На рассвете 22 июня 1941 года гитлеровские войска вторглись в пределы СССР. Началась Великая Отечественная война.

Германия и её союзники основную ставку делали, согласно плану «Барбаросса», на фактор внезапного нападения, тактику блицкрига («молниеносной войны»). Разгром СССР предполагался в течение двух-трёх месяцев силами трёх групп армий: группы армий «Север», наступавшей на Ленинград, группы армий «Центр», наступавшей на Москву, и группы армий «Юг», наступавшей на Киев.

Для этого нападения Германия и ее союзники в Европе - Финляндия, Румыния и Венгрия - создали невиданную в истории армию вторжения: 182 дивизии и 20 бригад (до 5 млн. чел.), 47,2 тыс. орудий и минометов, около 4,4 тыс. боевых самолетов, 4,4 тыс. танков и штурмовых орудий, и 250 кораблей.

В группировке советских войск, противостоявших агрессорам, насчитывалось 186 дивизий (3 млн. человек), около 39,4 орудий и минометов, 11 тыс. танков и более 9,1 тыс. самолетов.

23 июня 1941 г. в Москве был создан высший орган стратегического руководства вооруженными силами - Ставка Главного Командования (позднее - Ставка Верховного Главнокомандования). Вся власть в стране была сосредоточена в руках образованного 30 июня Государственного комитета Обороны (ГКО). Председателем ГКО и Верховным Главнокомандующим был назначен И. Сталин. В стране начала претворяться в жизнь программа чрезвычайных мер под девизом: «Все для фронта! Все для победы!».

Красная армия, однако, продолжала отступать. К середине июля 1941 г. немецкие войска продвинулись вглубь советской территории на 300-600 км, захватив Литву, Латвию, почти всю Белоруссию, значительную часть Эстонии, Украины и Молдавии, создали угрозу Ленинграду, Смоленску и Киеву.

Потери Красной армии (с учётом попавших в окружение) составили более двух миллионов человек. Сложившееся положение было для СССР катастрофическим. Но советские мобилизационные ресурсы были очень велики, и уже к началу июля в Красную армию были призваны 5 миллионов человек, что позволило закрыть бреши, образовавшиеся на фронте.

Вот как позже вспоминали день 22 июня 1941 года очевидцы по разные стороны фронта.

Иван Баграмян, маршал: «...Первый удар немецкой авиации хотя и оказался для войск неожиданным, отнюдь не вызвал паники. В трудной обстановке, когда все, что могло гореть, было объято пламенем, когда на глазах рушились казармы, жилые дома, склады, прерывалась связь, командиры прилагали максимум усилий, чтобы сохранить руководство войсками, они твердо следовали тем боевым предписаниям, которые им стали известны после вскрытия хранившихся у них пакетов».

Петр Котельников, защитник Брестской крепости: «Под утро нас разбудил сильный удар. Пробило крышу. Меня оглушило. Увидел раненых и убитых, понял: это уже не учения, а война. Большинство солдат нашей казармы погибли в первые секунды. Я вслед за взрослыми бросился к оружию, но винтовки мне не дали. Тогда я с одним из красноармейцев кинулся тушить вещевой склад».

Гюнтер Блюментритт, генерал: «Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись».

Альфред Дюрвангер, лейтенант: «Когда мы вступили в первый бой с русскими, они нас явно не ожидали, но и неподготовленными их никак нельзя было назвать. Энтузиазма (у нас) не было и в помине! Скорее, всеми овладело чувство грандиозности предстоящей кампании. И тут же возник вопрос: где, у какого населенного пункта эта кампания завершится?!»

Ганс Бекер, танкист: «На Восточном фронте мне повстречались люди, которых можно назвать особой расой. Уже первая атака обернулась сражением не на жизнь, а на смерть».

***

Подписывайтесь на страницы «Наш Полк»:

Facebook https://www.facebook.com/nashpolkukraine

Viber https://bit.ly/2POXIXr

Telegram https://t.me/nashpolkua

Instagram https://www.instagram.com/nashpolkua

Смотрите также

Проект начат телеканалом "Интер" в марте 2014 года. Партнеры проекта: