«ВОТ УДИВИТЕЛЬНО! ЗНАЧИТ НЕ СУДЬБА УМЕРЕТЬ!»

19 апреля 2014 11:9
«ВОТ УДИВИТЕЛЬНО! ЗНАЧИТ НЕ СУДЬБА УМЕРЕТЬ!»

Мой дедушка, Букаев Федор Павлович, успел рассказать мне много историй своих военных лет. Особенно мне запомнились его воспоминания о сражениях. Именно ними я бы хотел поделиться с вами от лица своего дедушки. 

Мы держали оборону у станции Сажное. Я был командиром минометного расчета. Окопы наши были расположены сразу за железнодорожным полотном. Немецкие танки прошли мимо на Прохоровку. А на нас пошла пехота. Несколько дней продолжались непрерывные атаки. Пьяные немцы шли на нас. А может, это были «власовцы». Вот удивительно! Что значит не судьба умереть!

Сколько народу рядом положили, а меня только ранило. Положил карабин на рельсы, на мне каска, блестит на солнце. Первая пуля попала в насыпь рядом с рукой, подняв столб щебня. Вторая пуля угодила в рельс, прямо перед лицом и с визгом ушла в небо. Нырнул в окоп. Говорю ребятам: «Снайпер бьет»! И в этот момент на насыпь выскочил немец с автоматом. Я успел первый выстрелил из карабина. За несколько дней лично насчитал 12 «моих» фрицев.

В небе было что-то жуткое! Сотни самолетов. Горят, падают. И так несколько дней. Помню, летят над нами четыре наших штурмовика, низко, а возвращаются два. Сбили мессеры. Солнца не видно — сплошной дым. Когда рожь сгорела, перед окопами увидел сотни немецких трупов. Стояла жара, вонь от немцев жуткая. Рядом был бронепоезд, его разбомбили к чертям. Ранили. Шли в тыл. В 5 километрах от передовой увидели, как приземлился наш штурмовик. Стрелок вылез из кабины, машет нам. Подбежали, помогли вытащить раненого летчика.

В 30 км от Полтавы на кургане, окруженном полем с подсолнечником, засели немцы с пулеметом. Нашу пехоту прижали огнем. Я был командиром расчета 45-ти мм орудия. Дали нам приказ — подавить огневую точку. Пушку тащили через подсолнухи. Пули сбивали их с противным свистом. Одного нашего бойца ранило в голову. Вывели орудие на прямую наводку и с первого выстрела осколочным снарядом уничтожили фрицев. Потом поднимались наверх. Там их было всего двое. А наших положили полно.

Под Полтавой нашу машину расстреляли немецкие автоматчики. Водителю прострелило ноги, однако, он вывел машину из-под огня. Хуже пришлось нам, сидевшим в кузове. Из 5 человек троих убило, меня и еще одного ранило. Просто повезло, убитые своими телами нас закрыли.

Ранило связистку. Командир говорит: «Тащи ее обратно». Пополз к ней. Она лежит в воронке, осколки ей весь пах и бедра посекли. Начал на ней ватные штаны резать. А она орет: «Не трогай, козел! Не смотри на меня. Пришлось врезать ей хорошенько, чтобы замолчала. Перевязал ее и потащил.

Под Полтавой видел, как штурмовики разбомбили немецкую колонну. С одной стороны река, с другой стороны гора. Мы с горы подбили головную машину. А потом прилетели штурмовики. Немцев полегло — страшно сказать! Когда штурмовик утюжит колонну...смотреть было страшно. Кого не убило — тот утонул в реке.

***

Чаще всего мы начинаем ценить что-то, только после того, как потеряем. Мой дедушка рассказывал мне эти истории далеко не в качестве «страшилки на ночь». Он говорил о тех событиях, как о чем-то обыденном. Я не хочу, чтобы мои дети видели эти ужасы своими глазами. Для этого достаточно слышать тех, кто знает о войне не понаслышке. Ценить свой мир и свободу, пока она не требует «оплаты». 

(По материалам журнала «Зеленое яблоко», 3 (32))

Смотрите также

Проект начат телеканалом "Интер" в марте 2014 года. Партнеры проекта: