А В ДЕНЬ ПОБЕДЫ К НИМ ВЕРНУЛАСЬ...ТОЛЬКО ПОХОРОНКА

19 апреля 2014 11:5
А В ДЕНЬ ПОБЕДЫ К НИМ ВЕРНУЛАСЬ...ТОЛЬКО ПОХОРОНКА

В списке — имена солдат, которым было 19-20-25 лет отроду, имена бойцов, чья кровь водами реки Шпрее была донесена в Берлин раньше, чем были преданы чужой немецкой земле их тела. Тут имена воинов, которым оставалось меньше 40 километров до Победы.

На развороте тетрадного листа «в клеточку» каллиграфическим почерком штабного писаря выведено: «Именной список безвозвратных потерь рядового состава 1 мотострелкового батальона 21 гвардейской механизированной Ярославской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого бригады за период с 20 апреля 1945 года по ___ апреля 1945 года». Документы — этот лист и ещё одну тетрадную страничку со схемой захоронения советских солдат из списка — удалось найти, благодаря интернету, только через шесть с половиной десятилетий после войны. А до этого была только память.

Ежегодно, в День Победы, после митинга и возложения цветов на братских могилах воинов-красноармейцев, мы собирались в семейном кругу. Бабушкины и мамины глаза застилали слёзы. Они вспоминали 9 мая 1945-го года, когда дворовый пёс, обычно смирный и ласковый, с остервенением рвался на цепи и лаял на почтальоншу, а та стояла, опустив глаза, и в дрожащей руке сжимала желтоватый листок. Они вспоминали о том, как 9 мая 1945-го года в дом Карпинских принесли похоронку…

Константин родился в Шепетовке в 1926 году, поэтому был призван в Красную Армию после освобождения родного города от оккупантов – в начале марта 44-го.

Именно тогда в окрестностях города после напряженных кровопролитных боев по освобождению Правобережной Украины войска 1-й танковой армии генерала М. Е. Катукова пополнялись личным составом и техникой, готовились к осуществлению Проскуровско-Черновицкой наступательной операции. Вот и случилось так, что восемнадцатилетнего бойца, рядового Константина Карпинского, определили стрелком в 1-й мотострелковый батальон 21-й механизированной бригады, входившей в состав 8-го гвардейского механизированного корпуса.

Курс молодого бойца новобранцы проходили на марше, в условиях весенней распутицы, когда даже танки вязли в грязи. С ходу вступили в ожесточённые бои под Тернополем, где многим из молодого пополнения боевое крещение стало последним. Но Константину суждено было идти дальше.

Дальше были освобождение Теребовли и Черткова, форсирование Днестра в районе села Устечко, потом были тяжелые бои за Городенку и Коломыю. Военная судьба благоволила рядовому Карпинскому — в жестоких сражениях Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Восточно-Померанской наступательных операций, где 1-я гвардейская танковая армия, находясь на острие удара, несла большие потери — он оставался невредимым.

Мать рассказывала, что летом 1945-го года к ним в дом, прихрамывая, зашел офицер, на кителе которого сверкала Золотая звезда Героя Советского Союза. Он представился капитаном Томашевским, командиром батальона, в котором воевал рядовой Карпинский. Его рассказ о последнем бое брата запомнился ей, в ту пору — девятилетней девочке, в таком виде.

Война с фашистами шла к завершению. Оставалось осуществить последний шаг на пути к Победе — штурм Берлина. Батальону капитана Томашевского 20 апреля 1945-го года около 16 часов удалось, настигая отступающего противника, выйти к реке Шпрее в 3-4 км западнее города Фюрстенвальде. Противоположный берег был превращен гитлеровцами в мощную оборонительную систему, состоящую из дотов и дзотов, которая встретила наступающих сильным огневым сопротивлением.

Командир принял решение и дал команду батальону: под прикрытием танкового и артиллерийского огня форсировать водную преграду, блокировать два дота и закрепиться на плацдарме. Переправившиеся через Шпрее автоматчики, среди которых находился Константин Карпинский, уничтожили боевой расчет одного дота и с тыла ворвались в траншеи гитлеровцев. Завязалась рукопашная схватка. Отовсюду неслись звуки выстрелов, крики и стоны. Командир батальона был ранен в обе ноги, но продолжал управлять боем. Он видел, как самоотверженно дрались советские бойцы, и как ожесточенно сопротивлялись фашисты. Рядовой Карпинский, оказавшийся рядом, помогал раненному командиру перемещаться, прикрывал автоматным огнем от противника, держался на поле боя геройски.

Как случилось, что вражеская пуля убила бойца, никто не успел заметить. Костю увидели мертвым, когда бой уже затихал. В том бою батальон потерял убитыми четырех солдат. Всех их похоронили в братской могиле вблизи шоссейной дороги на юго-восточной окраине немецкой деревни Хангельсберг. Боевой офицер, как мог, пытался утешить Марию Карповну и Александра Иосифовича Карпинских, родителей погибшего воина. Выразил им благодарность за воспитание сына, который отдал жизнь за Родину.

(Из анонимного письма. Иллюстрация: Пластов Аркадий Александрович

Смотрите также

Проект начат телеканалом "Интер" в марте 2014 года. Партнеры проекта: