НА ПЕРЕПУТЬЕ ИМ БЫЛА УГОТОВАНА ОДНА ДОРОГА!

19 апреля 2014 10:35
НА ПЕРЕПУТЬЕ ИМ БЫЛА УГОТОВАНА ОДНА ДОРОГА!

Мой отец Николай Степанович Сехно (1919 г.) работал на кондитерской фабрике им. К. Маркса, мама была трактористкой в селе. Между моими родителями была симпатия, но женаты они не были. Уже в первые месяцы войны мою маму Ольгу Ивановну Проценко (1921 г.) вместе с остальными местными жителями  посадили в товарные поезда и вывезли в Германию на полевые работы. Отец должен был стать полицейским в нашем селе. Он отказался, и его забрали в плен,  а после — также отправили в Германию на работы.

Мои родители работали вместе на полевых работах на хуторе Недораспэ под г. Марбург (Германия). Когда моя мама оказалась в положении, она очень надеялась, что ее отправят домой, однако этого не случилось. Женщин отправляли домой не столько по причине беременности, сколько в качестве лиц, потерявших трудоспособность. При этом нередко в Германии оставался отец ребенка — жених или муж забеременевшей. И, действительно, поначалу работницы, забеременевшие во время пребывания в Германии, отправлялись обратно на родину. Но когда количество таких случаев среди подневольных работниц стало увеличиваться, и власти пришли к выводу, что это делается специально для возвращения домой, главный уполномоченный по использованию рабочей силы изменил соответствующие правила.

По рассказам моей мамы, я родилась буквально на работе. Меня привели в порядок, и уже на второй день мама вышла на работу. О воспитании детей не было и речи, кормили детей по часам. Мама кроме полевых работ также была птичником. Вместе с отцом они работали на полях, где выращивали и обрабатывали овощи. Однажды произошел такой случай, когда на поле полицай начал подгонять плеткой ребенка в работе. Отец не выдержал и, заступившись за него, ударил плеткой полицая. После этого отец сильно был избит и буквально приполз изнеможенный домой. Затем его забрали в концлагерь Маутхаузен, где он находился один в камере. От простуды, недоедания и слабости, он находился в очень тяжелом состоянии. И после освобождения Германии американскими и советскими войсками, его сразу же забрали в госпиталь. Восстановившись, его отправили воевать, после этих боев, он удостоился двух медалей.

Тем временем, мать не подозревая, что отец остался жив, с приходом американцев, а затем и советских войск, со мной (мне было 3 года) возвращалась домой. Огромное количество людей и детей пешком пытались вернуться в свои города и села. Все изнеможенные, истощенные и болезненные. Среди советского населения, были французы, поляки и даже негры. В результате мучительной голодной смертью умирали дети. Я осталась единственным ребенком, кому удалось выжить. Я очень болела и мама чуть не мертвого ребенка несла 20 км до дома. Неслышно было, как билось сердце, не прослушивался пульс. На следующий день меня должны были похоронить, но соседка посоветовала перед этим провести обряд крещения, поскольку ребенок был некрещеным. Совершив этот обряд, уже на следующий день мама и соседи не поверили своим глазам, я проснулась и попросила луковицу и соленый огурец. Как оказалось, у меня было двухстороннее воспаление легких и я находилась в очень тяжелом состоянии. 

Никто уже и не надеялся, что отец остался жив. Когда мы с мамой находились в селе, пришла весточка о том, что отец жив и скоро вернется домой. После того, как он вернулся, мы жили в коморке, и родители начали из нее строить маленькую хату. Первое время мы жили там, и я уже пошла в первый класс. После окончания второго класса, мы переехали в город Ирпень, где со временем папа построил небольшой домик. Расписались мои родители, когда я выросла и стала совсем взрослой.

(Из анонимного письма) 

Смотрите также

Проект начат телеканалом "Интер" в марте 2014 года. Партнеры проекта: