МЕНЯ РАНИЛО

17 апреля 2014 9:23
МЕНЯ РАНИЛО

Известный украинский писатель Павел Архипович Загребеельный отправился на фронт добровольцем. После завершения десятилетки в 1941-м году он участвовал в обороне Киева. Семнадцатилетний курсант артиллерийского училища был брошен под Сумы, останавливать танки Гудериана. Он был ранен и отправлен в Саратовский госпиталь.  Вернулся на передовую уже лейтенантом артиллерии – получил тяжелое ранение в грудь. Кода он пришел в себя – уже находился в плену. Павел Архипович «прошёл лагеря смерти», –  лаконично сказано в справочнике Союза писателей Украины. Освобождённый из плена американцами, работал в 1945 году в советской военной миссии в Западной Германии.

Из воспоминаний Павла Заребельного в интервью 1998-го года:

«За неделю до моего 18-летия  в августе 42-го года – меня ранило. Дело было в Орловской области. Я командовал батареей противотанковых пушек. Мы успели один раз пальнуть из своей сорокопятки и перебить танку гусеницу. Он выстрелил в ответ из крупнокалиберного пулемета. Меня зацепило, и я скатился в колодец блиндажа, а вот наводчика убило. Немцы отремонтировали гусеницу, подъехали и несколько раз выстрелили в проем укрытия, но ни одна пуля меня не зацепила. Тогда они бросили небольшую гранату, почти как куриное яйцо, и решили, что мне конец. Когда граната упала в блиндаж, я лежал на земляном возвышении и просто отвернулся от нее, инстинктивно прикрывая живот. Даже не подумал, что спину могло разорвать. Но все обошлось, только нагнало осколков в ноги. Часть их повыходила после войны, а некоторые остались.

Меня, умирающего, подобрала немецкая трофейная команда – пожилые, как мне тогда казалось, фрицы, лет 40-ка. Напоили кофе из солдатской фляжки, переправили в Болхов, потом в Орел. Там в бывшей тюрьме был огромный лагерь. Не умер я только потому, что был молод и достаточно крепок. В ране в боку завелись черви, никто меня не лечил. Санитар из наших, добровольно сдавшийся, приходил в палату-камеру с металлическим планшетом, на котором россыпью лежали неизвестно какие таблетки. Те, кто мог двигаться, набрасывались на лекарства, а лежачие просили: «Дай мне синенькую», «А мне желтенькую»... Два с половиной года я провел в немецких концлагерях: в Орле, в Гомеле, в Кальварии –  тихом литовском городке, чье название у католиков означает Голгофу – место, где Христос принял смертные муки».

 

Смотрите также

Проект начат телеканалом "Интер" в марте 2014 года. Партнеры проекта: