Наш полк

Габровский Всеволод Александрович

8 августа 2017 20:7
Габровский Всеволод Александрович

Так поступает настоящий патриот! (Из воспоминаний моей свекрови): «Каждый год, 9 мая, в день Великой Победы, я открываю старенькую папку, где хранятся семейные документы. Среди них – потертый, пожелтевший листок сельской газеты, изданной 24-го сентября 1944 года, в которой напечатана статья «Так робить справжній патріот». Это о моем отце.

Мои родители, Габровские Всеволод Александрович и Нонна Николаевна, окончили Харьковский медицинский институт в 1940 году и были направлены на работу в село Лазорки Полтавской области. Там их и застала война. Моей сестре еще не было и трех лет, а я родилась в июле 1941-го года. Сомнений в выборе имени не было – Вита (жизнь), Виктория (победа).

Моего папу сразу призвали в ополчение. Но малочисленный, плохо снаряженный отряд был почти полностью уничтожен. Фронт приближался к Лазоркам. Село попало под оккупацию.

Командир отряда приказал папе возвращаться в больницу, так как нужно было оказывать помощь раненым. Вначале раненых было 6 человек, потом стало 15, затем 38, а больница рассчитана на 15 коек. Стал вопрос: чем лечить, чем кормить, во что одеть? Всеволод Александрович приносит свое белье, посуду, продукты, потом его примеру последовали медсестры, санитарки и простые крестьяне со всей округи. Откопали ящик с остатками медикаментов, перевязочного материала, инструментов. А потом главный врач (так называли папу люди) ездил по селам и просил продукты и одежду для раненых. Местные жители его уже хорошо знали, и с пустыми руками он никогда не возвращался. Всеволод Александрович добился в комендатуре разрешение лечить раненых, но только рядовых солдат, которых по выздоровлению он обязан был сдать в концлагерь. А вот раненых офицеров расстреливали на месте.

И здесь был найден выход. Многие раненые «вдруг умирали», некоторых представляли местными жителями, которых запирали родственники из села, другим распарывали заживающие раны и снова их залечивали, накладывали гипс там, где не было перелома. А с ранеными офицерами поступали так: им брили головы наголо (как у рядовых), а форму топили в выгребной яме. Как только раненые выздоравливали, их переправляли через линию фронта, рискуя собственными жизнями, и они снова шли в бой. Сотни бойцов прошли через Лазорковскую больницу, но ни один из них не попал в концлагерь.

Доктора Габровского В.А. много раз вызывали в жандармерию, три раза ставили к стенке, стреляли поверх головы, но, видно, Бог его хранил, он был очень нужен людям… Однажды узнали, что в больницу едет с проверкой сам гебитскомиссар. Он был очень возмущен, что выздоравливающие бойцы не поступают в концлагерь. Папа придумал написать зеленкой на простыне «ТИФ» и вывесил на двери у входа. Приехав, немцы начали галдеть: «Тиф, тиф!». Повернулись и уехали. И на этот раз повезло! Я привела всего лишь несколько эпизодов из жизни Лазорковской больницы, что-то казалось обыденным, что-то нерассказанным. Эту историю я знаю со слов своей мамы – она всю войну была рядом с папой в этой больнице и «опекала» местных женщин и детей.

И ее слова: «Мы делали все, что могли, и, что обязаны были делать…» То, что совершил маленький коллектив медработников этой маленькой сельской больницы – ПОДВИГ! Бойцы не забыли своих спасителей. Когда освобождали Полтавскую область, колонна воинов и машин остановилась возле больницы, послышались возгласы: «Привет доктору Габровскому, привет медсестрам. Спасибо за жизнь!» И долго еще приходили письма на адрес больницы от благодарных солдат и офицеров. P.S. После войны наша семья возвратилась в Харьков. Папа стал гинекологом, много лет работал главным врачом 5 роддома. Мама все эти годы работала микропедиатром в палате новорожденных. В 1986 году папы не стало…»

Русанова (Габровская) Виктория Всеволодовна

реклама
Проект в соц. сетях

Проект начат телеканалом "Интер" в марте 2014 года. Партнеры проекта: